Переквалификация убийства на причинении легкого вреда здоровью.

Обвинение в покушении на убийство и наезде на полицейского.

Адвокаты бюро добились переквалификации по делу  при втором апелляционном рассмотрении дела. Кассация, в частности, напомнила нижестоящим судам, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом.

Следствие установило, что гражданин Г. избил потерпевшего П. Как указано в обвинительном заключении, потерпевший П., отбиваясь, также нанес подсудимому Г. несколько ударов. По мнению прокурора, Г. решил убить П. «ввиду явного физического превосходства» потерпевшего, для чего единожды ударил его в грудь складным туристическим ножом, который достал из кармана.

Г.«свой преступный умысел, направленный на убийство довести до конца не смог по не зависящим от него обстоятельствам», поскольку П. удалось прикрыть грудную клетку плечом левой руки, куда пришелся удар. Как указано в обвинительном заключении, после неудавшегося первого удара Г. снова направился с ножом к П., однако его действия пресек находившийся на месте происшествия В. В итоге Г. было предъявлено обвинение в покушении на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Г. также вменялось еще одно преступление, совершенное в тот же день. Сотрудники районного ОМВД России по другому уголовному делу участвовали в обеспечении проведения следственного действия. В соответствии со служебными обязанностями они оцепили открытый участок местности, чтобы следователь смог проверить показания подозреваемого на месте. Г. ехал по дороге, часть которой была оцеплена. Один из сотрудников ППС заметил автомобиль и указал водителю на необходимость остановки. По версии следствия, Г., напротив, направил машину в сторону полицейского и совершил наезд на него. Здоровью сотрудника не был причинен вред, но на ноге остался кровоподтек.

В итоге Г. было также предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК, и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Кропоткинский городской суд Краснодарского края не согласился с доводами защитника и вынес обвинительный приговор, осудив Г. на 7,5 лет колонии за покушение на убийство и применение не опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 318 УК). Приговор устоял в апелляции.

Позиция защиты

В данное дело адвокат Фридман Д.И. вступил через месяц после его возбуждения и до кассационного обжалования защищал доверителя

При рассмотрении уголовного дела  защитник обратил внимание на показания потерпевшего. По его словам, драка произошла из-за того, что Г. отказался оплачивать ремонт колеса машины сразу и сказал, что завезет деньги позднее. По словам потерпевшего, во время драки в руке у подсудимого что-то мелькнуло и тут же попало в руку П.  При этом, потерпевший был уверен, что в сердце подсудимый не целился и убивать его не собирался.

Адвокат Фридман Д.И. подчеркнул, что П. в ходе предварительного следствия обращался к следователю с заявлением о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. В этом же заявлении потерпевший указал, что Г. не пытался его убить, а следователь неверно его понял.

Защитник также подчеркнул, что от заявленного в рамках уголовного дела гражданского иска потерпевший отказался.

Подсудимый, в свою очередь, пояснил суду, что потерпевший также нанес ему несколько ударов. Подсудимый настаивал, что еле стоял на ногах, поскольку не пришел в себя после удара по голове. Чем именно он оборонялся, Г. не помнил, но был уверен, что выбросил этот предмет по дороге. Также обвиняемый настаивал, что нож, которым, по версии следствия, он намеревался убить П., не имеет отношения к драке. Как указал Г., этот нож находился в машине вместе с инструментами и он не доставал его оттуда больше года.

Доказательство обвинения – видеозапись драки, снятой камерой видеорегистратора также была подвергнута анализу защиты. По поводу этой записи следователь допросил судмедэксперта, которая подтвердила, что подсудимый нанес удар в область жизненно важных органов и с достаточной силой для того, чтобы убить пострадавшего.

Защитник, в свою очередь, подчеркнул, что эксперт вышла за пределы своей компетенции. По его мнению, следователь в данном случае нарушил положения ст. 205 УПК, поскольку не имел права опрашивать эксперта по вопросам, не относящимся к предмету судебной экспертизы в рамках данного дела. Также он обратил внимание суда, что ни на стадии предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства не были исследованы дипломы и сертификаты эксперта на наличие необходимой квалификации.

Суд первой инстанции согласился выслушать показания, вызванного стороной защиты,  специалиста в соответствующей области, который отметил, что в ходе расследования уголовного дела не было установлено, пригодна ли видеозапись для установления амплитуды движения руки, скорости и силы удара. Однако показания видеотехника не были отражены в приговоре, хотя были зафиксированы в протоколе заседания.

Сторона обвинения, по мнению защитника, также не доказала, что технические характеристики ножа (длина и ширина лезвия, устойчивость фиксации складного механизма и качество металла) позволяли использовать его как орудие убийства. Защита ходатайствовала перед следователем о проведении судебно-медицинского исследования групповой принадлежности орудия, однако снова получил отказ.

В итоге защитник подчеркнул, что содеянное, по его мнению, подлежит квалификации как умышленное причинение легкого вреда здоровью. При этом, поскольку потерпевший в судебном заседании указывал, что простил осужденного и примирился с ним, уголовное дело подлежит прекращению на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

Относительно обвинения по ч. 1 ст. 318 УК адвокат также обратил внимание на показания потерпевшего полицейского. Тот сообщил суду, что машина подсудимого двигалась со скоростью 50–60 км в час. После того как автомобиль зацепил сотрудника ППС, по его словам, водитель остановился примерно через 5–6 метров, после чего никто из машины не выбегал и не пытался напасть на пострадавшего.

Суд кассационной инстанции прислушался к доводам защитника.

Рассмотрев уголовное дело, президиум Краснодарского краевого суда в постановлении от 17 июля 2019 г. признал решения нижестоящих судов незаконными и необоснованными.

Суд согласился с тем, что осужденный после причинения легкого вреда здоровью потерпевшего видел, что тот жив, но никаких действий, направленных на лишение его жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность.

Президиум краевого суда также указал, что нижестоящие инстанции установили единственное обстоятельство, якобы не позволившее подсудимому реализовать умысел на убийство, – тот факт, что свидетель В. разнял дерущихся. При этом судам необходимо было оценить показания П., полагавшего, что у осужденного не было умысла на убийство, о чем он также говорил в заявлении о примирении с Г.

Более того, отмечается в постановлении, в приговоре не указано, с каким умыслом (прямым или косвенным) действовал подсудимый по отношению к наступлению смерти П. Кассационная инстанция также усомнилась в квалификации действий осужденного как покушения на убийство, поскольку было повреждено левое плечо потерпевшего, а умысел осужденного на нанесение удара ножом в область груди объективного подтверждения не нашел.

В итоге дело было направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Суд апелляционной инстанции продублировал выводы кассации.

В апелляционном определении Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда учла доводы президиума и переквалифицировала действия осужденного на п. «в» ч. 2 ст. 115 УК.

с 09:00…18:00 Понедельник — Пятница
По срочным вопросам отвечаем круглосуточно
Комсомольская 40, оф. 510
Краснодар, 350063, Россия
+ 7 861 247-50-58
Пн — пт: 09:00…18:00